А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню Свернуть
Скачать книгу Враг или брат?

Враг или брат?

Язык: Русский
Год издания: 2018 год
1 2 3 >>

Читать онлайн «Враг или брат?»

      Враг или брат?
Николай Брест

Повесть основана на реальных событиях. Главный герой повести «Враг или брат» – снайпер ополченцев ДНР с позывным «Угрюмый». Это отважный воин с солидным боевым опытом. Ему противостоит молодой, но умелый и амбициозный снайпер ВСУ. Кто победит в этой беспощадной схватке на Донбассе? Что несёт братоубийственная война? К чему ведёт жестокость и есть ли место милосердию в сердце профессионального воина? Через действия героев автор увлекательно рассказывает историю поиска компромисса между долгом, профессионализмом и человечностью.

Николай Брест

Враг или брат?

Глава первая

Ярик лежал метрах в семидесяти за бетонным блоком. Знаками звал Угрюмого к себе. Летнее солнце нагревало утренний воздух Донбасса. До позиций вооруженных сил Украины было метров восемьсот. Угрюмый, опасаясь вражеского тепловизора, медлил откликаться на призывы временного напарника. Внимательно, метр за метром, осматривал ландшафт, пытаясь вычислить снайперскую лежку.

Уже несколько суток Угрюмый, скрытно перемещаясь по «серой зоне», искал вражеского снайпера с позывным Рико, вызывающего страх и неуверенность среди ополченцев ДНР. Получив задачу от командира разведчиков, Угрюмый больше двух недель изучал обстановку. Способы реализации выстрела. Дальности, с которых работал Рико. Пытался понять логику действий снайпера противника. Искал его сильные и слабые черты. Для помощи в решении поставленной задачи, невзирая на протесты Угрюмому, назначили вторым номером, молодого ополченца Ярика, который знал Рико в лицо.

Отчаянный, бесстрашный, самоуверенный Ярик называл себя «Слава Ярый». Поклонялся Перуну и другим древним славянским богам. Постоянно ошивался на передке и бравировал своей неуязвимостью. Сидел несколько часов в окопе под артиллерийским обстрелом, первым ходил в атаку, с пулеметом подбирался почти вплотную к украинским позициям. Устраивал одиночный бой и возвращался невредимым. На предложения быть осторожней, отвечал, что заговорен самим Сварогом. Теперь ни пуля, ни осколок его не возьмут.

Угрюмый опасался быть рядом с такими людьми. Бывало они выходили невредимыми из смертельно опасных ситуаций, но часто ценой жизни своих соратников. А потом, сами погибали от «случайных», «шальных» попаданий.

Сейчас Славик Ярый поднялся в рост, сложил ладони рупором и громко звал Угрюмого. Снайпер вздохнул и, опасаясь тепловизоров, начал осторожно менять позицию.

Первая мина прилетела рядом с Яриком через полторы минуты после того как он поднялся на ноги. Земля встала дыбом, взвыла и плеснула осколками и комьями глины. Слава Ярый прыгнул в сторону и, свалившись ничком, замер. Угрюмый подхватился, бросился к напарнику, стараясь успеть до следующей атаки. Второй взрыв ударил в лицо и по ушам. Снайпер упал, закрыв голову руками. Сыплющаяся сверху земля застучала по спине. До лежащего Ярика оставалось метров десять. Угрюмый вскочил, быстро преодолел разделяющее их расстояние и перед самым взрывом упал, закрывая собой молодого бойца.

Ударная волна провалила снайпера в темноту. Ненадолго. Он очнулся через минуту от пульсирующей боли в голове и тошноты. Открыл глаза и обнаружил себя и напарника лежащими за бетонным блоком. Видимо Ярик перетащил снайпера, пока тот был без сознания.

Мины рвались, разрывая клочками землю и асфальт. Угрюмый звуков не слышал. В голове стучал молоток, шипело и свистело. С трудом приподнял голову и увидел в глазах «заговоренного» Ярика испуг. Превозмогая боль, достал из нагрудного кармана матерчатый поясок с молитвой «Живый в помощи». Начал читать ее, широко открывая рот, пытаясь докричаться до напарника, но не услышал своего голоса. От близких разрывов, внутренности вздрагивали. Однако, слова молитвы звучали в самом сердце.

В который раз, находясь в опасном положении, Угрюмый делал так и знал наверняка, что пока молитва заполняет сердце, смерть бессильна. Он взял побелевшего от страха Ярика за руку и, глядя в глаза, кричал, не слыша: «…Ангелом своим заповесть о тебе, сохраняти тя во всех путех твоих…».

Мины разрывались совсем рядом. Были видны разлетающиеся смертельные осколки. Так продолжалось около часа. Когда все закончилось, поползли в зеленку. Там Угрюмый вырубился. До базы Ярик нес снайпера на себе.

Прошло несколько дней. Напарники сидели рядом на большом бревне возле блокпоста.

– Перестань бравировать своей безумной храбростью. Не искушай Бога! На войне надо быть осторожным! – говорил Ярику Угрюмый.

– Но ведь все закончилось хорошо, – возражал молодой ополченец, – все живы, ранений нет. Ну подконтузило тебя слегка! Ну немного страху натерпелись! Но теперь мы оба заговоренные!

– Дурак ты! – спокойно сказал Угрюмый. – Задачу-то мы не выполнили!

– Выполним потом! – самоуверенно заявил Ярик.

– Послушай, браток, – Угрюмый терпеливо, спокойным тоном, продолжал увещевать напарника, – тебе смелость дана для жизни, а не для смерти. Не стоит рисковать без надобности! Сам погибнешь и товарищей погубишь! Кому нужны мертвые герои? Лучше быть живой боеспособной единицей.

– Да ты трус что ли? – Ярик удивленно посмотрел на снайпера.

Угрюмый вздохнул:

– Может и так… однако четвертую войну переживаю, – помолчал и прибавил, – С Божией помощью! – и перекрестился. Ярик брезгливо взглянул на напарника.

– Да что твой Бог? Себя спасти не мог! Его самого распяли! – молодой разгорячился. Угрюмый смотрел на него. Вдруг, внутри, в глубине своего сердца, ощутил холодящий душу страх. Повернул голову направо. Быстро глянул в сторону зеленки. По спине побежали мурашки, и какая-то сила толкнула в грудь. Угрюмый резко опрокинулся в траву. Все произошло одним движением – в миг.

Угрюмый, падая, успел повернуть голову к Ярику, запечатлеть его разъяренное лицо, крикнул: «Ложись!», но в тот же момент увидел, как череп напарника раскалывается и разлетаются красно-белые брызги. «Рико!» – мелькнуло в сознании.

Ярик упал на бок, и его удивленно-вопросительные глаза уставились в небо. Из пробитой головы пульсируя вытекала кровь. Время остановилось. Щемящая тоска уколола сердце старого воина. Он долго лежал, не шевелясь рядом с напарником. Видел, как с блокпоста в зеленку рванули разведчики из группы Хмурого. Слышал крики, стрельбу, чувствовал теплоту летнего ветерка и … думал о Ярике.

Вернулись разведчики. Подошли к Угрюмому.

– Ушел гад! – раздраженно сказал один из бойцов.

– Это был Рико, – с уверенностью сообщил другой.

– Почему ты так решил? – спросил Угрюмый.

Боец проговорил:

– Я его по снайперской панаме узнал. На ней желтый светоотражающий смайлик сзади пришит. Еще по гильзе триста тридцать восьмого калибра. Он всегда такую на позиции оставляет, когда особенно близко подбирается и удачно выстрелит, – боец протянул стреляную гильзу Угрюмому.

«Вот пижон этот Рико!» – подумал снайпер. Встал, закрыл Ярику глаза, сказал:

– Всё, мужики! Теперь достать этого стрелка – дело чести! Пойду в «автономку» один, без помощников! – изобразил на лице подобие улыбки и пошутил, – Это будет моя добыча! – но в голосе звучал холод.

Почти неделю Угрюмый лазил по тылам противника в поисках следов своей цели.

Он настроился на Рико и только на него, пропуская другие значимые цели. Например, американского инструктора, беспечно расхаживающего на одном из блокпостов ВСУ.

День за днем, ночь за ночью Угрюмый осматривал, сидел в засадах, выжидал, вычислял… – безрезультатно. Но не сдавался. Интуитивно, чутьем – тем, которым зверь чувствует зверя, добычу, – снайпер ощущал близкое присутствие своего противника. Понимал, что тот где-то рядом.

Однажды снайпер нашел место, где было возможно оборудовать очень хорошую снайперскую «лежку» для стрельбы по позициям ополченцев. Угрюмый сел в засаду рядом с ней.

Прождал несколько суток и так устал, что в одну из ночей заснул с открытыми глазами. Во сне увидел Ярика в славянской одежде. Тот шел по лесу, хрустя ломающимися ветками…

Угрюмый вздрогнул. Он скорее ощутил сердцем, чем увидел, два темных пятна метрах в пятидесяти перед собой – именно там, где ожидал. С рассветом различил двоих. Один лежал с винтовкой, прильнув к оптическому прицелу. На снайперской панаме желтел смайлик. В мощную оптику Угрюмый разглядывал детали рисунка. Второй номер сидел метрах в двух позади Рико, слившись с кустом. Наблюдал в американскую зрительную трубу. Пара ждала цель. Угрюмый тихо навернул глушитель и зарядил винтовку дозвуковым патроном. Прицелился. Все трое замерли в ожидании. Между тем солнце полностью встало. Загудели пчелы и мухи, зеленка зашумела звуками своей жизни. Прошло несколько часов. Внезапно второй номер тихо цокнул языком, Рико дослал патрон и закрыл затвор. Угрюмый слился с оружием воедино. Время остановилось. Со стороны позиций ВСУ заработал пулемет. «Пора!» – прозвучало в голове. Угрюмый, выжал спуск. Приклад мягко толкнул в плечо. Винтовка тихо щелкнула. Пуля ударила Рико точно в смайлик на панаме, разметав кровь и мозги по листве. Голова сраженного врага ткнулась в землю. Окровавленный головной убор слетел на траву. Внутри Угрюмого захохотал Ярик. Снайпер медленно вздохнул и перевел оружие на второго номера. Тот резко упал и, быстро заскользив по-змеиному, пополз вдоль канавы в зеленую густоту. Угрюмый сморгнул «замыленным» глазом. Достал гильзу, оставленную Рико после убийства Ярика. Положил ее на тело вражеского снайпера. Огляделся. Скрытно двинулся к своим.

Командир разведчиков смотрел на Угрюмого в ожидании.

– Смайлик готов. Второй номер ушел, – коротко доложил снайпер.

– Спасибо, брат! Да мы и не сомневались, что ты его достанешь! – Хмурый, искренне радуясь, хлопнул Угрюмого по плечу: – Иди отдыхай.

Снайпер кивнул и вышел из штаба.

Глава вторая

Ночь была темная и тихая. Только редкие выстрелы и пулеметные очереди напоминали о войне. Угрюмый двигался к позициям противника с целью поиска места для снайперской «лежки» – разведка сообщила, что вскоре ожидается прибытие на передок генерала ВСУ. Нужно быть готовым.

Налегке – с автоматом и маленьким штурмовым рюкзачком, наслаждаясь свободой движения, Угрюмый подбирал место для выстрела. Нужно подойти метров на пятьсот к блокпосту противника. Снайпер прополз ещё метров сто, как внезапно от разрушенной хаты донесся тихий разговор и приглушенные стоны.

Остановился, напрягая слух. Всмотрелся в очертания разрушенного строения. Так и есть! Сквозь проломы в стене видны отблески небольшого костерка. Осторожно обошел хату кругом, приблизился со стороны кустов, приподнял автомат. Вставляя приклад плечо, старался не зацепить ветки ПБСом. Высунулся из-за стены. Увидел бойца ВСУ в снайперской панаме, перевязывающего голову беременной женщине. Она постанывала и что-то тихо говорила недовольным тоном. Рядом с ней сидел чумазый мальчик лет десяти и насупившись, смотрел на маленький, еле дающий свет костерок. Позади бойца ВСУ стояла на сошках снайперская винтовка финского производства. У ополченцев таких не было. Угрюмый пригляделся и узнал в бойце напарника убитого Рико. Придвинулся ближе, щелкнул переводчиком огня и тихо, отчетливо произнес:

– Руки на голову! Ложись лицом вниз! Не дергаться! – женщина вскрикнула, обхватив голову. Мальчик вздрогнул и уставился в темноту. Напарник покойного Рико положил руки на панаму и обернулся на голос.

Угрюмый повторил:

– Лежать! Лицом вниз! Руки на голову!

Когда пленный лег, снайпер выскочил из кустов, скрутил лежащему руки за спину, зафиксировал пластиковыми наручниками, отодвинулся в темноту и приказал пленному сесть. Все произошло очень быстро и при полном молчании.

– Кто вы? Почему оказались здесь? – обратился снайпер к женщине. Та вздохнула и, сердито глядя на пленного бойца, ответила:

– Я сестра этого укропа. А это, – она обвела рукой вокруг, – развалины моей хаты! – женщина всхлипнула и, едва сдерживая слезы и ярость, продолжила: – Проклятые фашисты минометами… Ой, – она схватилась за живот, – ой! А это сынок мой средний Василько! – мальчик встревоженно шевельнулся.

– Где остальные члены семьи?

– Муж и старший сын в ополчении воюют против, – кивнула в сторону брата, – этих укропов. Ой, – опять схватилась за живот, – рожать скоро, а тут еще и осколком голову зацарапало.

– Тебе в больницу надо, – сказал Угрюмый, – тут до укропского блокпоста недалеко. Идти можешь?

– Ей туда нельзя! – подал голос пленный. – Она ведь жена сепаратиста! Убьют, да еще и надругаются. Василя тоже не пожалеют. Там батальон «Азов» стоит, – пленный кашлянул и продолжил: – На этом участке есть тепловизоры. Не пройдёте никуда!

– Что предлагаешь? – спросил Угрюмый. Пленный недолго помолчал, глядя в темноту. Твердо сказал:
1 2 3 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть