А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню Свернуть
Скачать книгу Вологодское разорение

Вологодское разорение

Язык: Русский
Год издания: 2021 год
1 2 3 4 5 6 7 >>

Читать онлайн «Вологодское разорение»

      Вологодское разорение
Александр Владимирович Быков

Повесть рассказывает о России периода Смуты начала XVII века, патриотизме и предательстве, величии духа, готовности жертвовать собой ради страны, героизме обычных людей в минуты страшной опасности.

Александр Быков

Вологодское разорение

© Быков А. В., 2019

© Оформление. ООО ЦКИ «ПАВА», 2019

* * *

Глава 1

Августовский день близился к исходу. Гудели колокола, зазывая народ к вечерней службе. Торговые люди закрывали лавки и амбары. Народишко всех возрастов и сословий, закончив дела, спешил кто куда по своим надобностям. Горячая пора, конец года – надо подводить итоги.

Новый 7121 год от сотворения мира[1 - 1612 год от Рождества Христова.] начнется через несколько дней, 1 сентября. Новолетие, как и положено, встретят с чистого листа. Заведут новые хозяйственные книги, подведут итог прибылям и убыткам ушедшего года и, конечно, загадают заветные желания, ведь в новом году сбывается все, что не случилось годом ранее.

Город Вологда за последние полвека, с тех пор как открылась торговля с заморскими странами через Белое море, изрядно увеличился в размерах. Прежде, до царя Ивана Васильевича, он был невелик. От Кайсарова ручья две-три сотни саженей[2 - Мера длины в средневековой Руси; равнялась, по разным данным, 216–284 см.] вниз по реке да сотню-другую в сторону от берега – вот и вся Вологда.

Теперь другое дело. При царе Иване Васильевиче[3 - Иване Грозном.] трудами великими возвели жители собор и вдоль по речке Золотице[4 - Современное название – Золотуха.] городовую каменную стену с башнями. По другим сторонам города – тоже крепостная стена из вековых стволов с островерхим тыном.

Внутри городской стены на берегу реки, по велению государеву, был построен дворец царский; рядом с новым собором возвели подворье архиерейское, дворы осадные на случай войны и амбары для всяких припасов.

Новое городовое строение полюбилось русским и иноземным купцам. Все лето на судах от Архангельского города по воде до Вологды доставляют товары. Отсюда уже зимней порой повезут их в Москву и другие города, а пока санного пути нет, товар хранится в Вологде. За стенами да под замками коваными ему куда как сохраннее.

Народишко вологодский, привыкший к простору, за стенами жить не стал, ну разве что те, кому по службе положено или по торговой части. Остальные наставили домов по-за городской оградой. Одни ремесленные люди слободку учинили, Ехаловы – кузнецы по прозванию, в самой дальней от реки части. Другие изначально расположились с жильем и промыслами на Нижнем посаде вдоль Московской дороги, а потом, кто по родству, кто по соседству, расселились кустами по обе стороны проезжего тракта. Каждый такой куст дворов назывался «сорочок», по размеру тягла[5 - Налогов.], которое надлежало платить в казну государеву.

Привольно жить на посаде, не то что за городской стеной! Землицы вдоволь. Около домов людишки огороды себе завели, живут кто как может. Жаловаться на тесноту и докуку – грех!

Иноземцам в городской ограде жить не дозволялось. Испокон веку, еще до царя Ивана Васильевича, отрядили им, иноверцам, место для постоя на левом берегу реки Вологды, во Фрязиновой слободке. Теперь, когда иноземцев в городе умножилось, перебрались они и на правый берег в новую слободку, которую так и назвали – Новинки.

А еще в Вологде на Нижнем посаде есть Козленская слобода и Рощенье, а в Верхнем – Каменье и Ленивая площадка. Откуда эти имена взялись, никто не знает. Видимо, в старину как повелось, так век от века и называют.

В каждом древнем урочище ныне церковь поставлена с колокольней. Иначе нельзя. Сказывали, что в прежние времена в Каменье было капище язычников окаянных. Теперь в городе их давно нет, а на месте, где стояли идолы, возведен православный храм.

Благолепно бывает на Вологде, когда колокола меж собой перекликаются. Бывало, начнут на Ленивой площадке звонить – глядишь, подхватили в Каменье, оттуда уже до Соборной колоколенки недалече. Как начнется звон в церкви, что у государя на сенях, близ дворца, поддержат его и другие городские храмы. Оттуда звон уходит на Нижний посад и замирает где-то за Козленой на окраине города. Благодать эти колокольные перезвоны!

За рекой Вологдой городских жителей совсем немного: по берегу дворы в один порядок да архиерейское село Владычная слобода. Далее – деревни-окологородье, а вверх по реке в трех верстах от городской стены – монастырь Святого Спаса на Прилуке. Вот и вся городская окраина.

В тот вечер внимание горожан привлек обоз, прибывший в город со стороны Ярославля. Дорога, судя по всему, была долгой, мужики – обозники выглядели устало.

Вереницу возов сопровождали служилые люди, стрельцы.

– Государева рухлядная[6 - Рухлядь – изначально меха пушных зверей.] казна из Сибири прибыла, – шептались вологжане, – соболя, куньи меха, горностаи и прочее. На Москву нынче доставлять нельзя, неспокойно на Москве, так привезли на Вологду.

– Вся правда, город большой, крепость надежная, места дальние, тихие – воровские люди если и озоруют, то далече, самое то место для сохранения казны государевой.

– Здесь и так припасов всяких немерено, из Архангельского города иноземцы привезли добра какого хочешь. Все амбары забиты.

– Найдут место для государевой казны.

– Проваливай! – прикрикнул на ротозеев стрелец. – Не вашего ума дело, что везем и куда.

Зеваки неохотно разошлись. К обозу прибыл дьяк, Истома Карташов, средних лет дородный муж. Приказав запереть подводы на дворе, окруженном частоколом, он лениво сказал:

– Завтра поутру начнем считать, что к чему, а пока добро караулить с радением великим.

Некоторым стрельцам, что уже мечтали об отдыхе, пришлось заступать в караул. Ничего не поделать, служба государева.

Как надо править теперь эту самую службу, мало кто из стрельцов понимал. Времена в Московском государстве стояли тревожные.

Много лет уже не было на русской земле порядка. Как почил в бозе царь Федор Иванович, так и началась Смута. Исконный порядок оказался нарушен. Не стало природных государей колена Рюрикова. Пресекся славный род.

Без государя на Руси нельзя, и на престол избрали царского шурина, боярина Бориса Годунова. Борис не был роду царского, только по сестре родней государю считался. Многие бояре куда как ближе к прежним царям стояли. Взять хоть бы князей Шуйских, да и не только их. Но у Годунова сила, ум и коварство. После смерти царя Федора так дело повернул, что еще упрашивать себя заставил царство принять. Плевались, но куда же деваться: просили и на коленях крест целовали.

Не успел царь Борис на троне утвердиться, как вдруг, словно по велению свыше, посыпались на русские земли беды и несчастья. Сначала раз за разом случились неурожайные годы и голод. Многие людишки, чтобы прокормиться, вышли на большую дорогу отнимать хлеб у торговых людей да из монастырских запасов. Сколько их было, атаманов, никто не упомнит, на слуху осталось только имя казненного царем бунтовщика Хлопка.

После голодных лет передышки не вышло. Пришли для царя Бориса новости одна хуже другой. Откуда-то потянулись слухи, что сын покойного государя Ивана Васильевича Грозного, наследник престола царевич Дмитрий, не был убит в Угличе много лет назад, а «чудесно спасся» и теперь идет на Москву вместе с союзными поляками – возвращать отчий престол. Слухи привезли торговые люди из Смоленска. Речь Посполитая – первый враг государства Московского. Удивляться тут нечему: брешут ляхи!

Царь Борис приказал разослать по городам грамоты, увещевал народ не верить самозванцу. Никакой он не Дмитрий Иванович, а самый настоящий Лжедмитрий. Подлинное-де имя отщепенца – Гришка Отрепьев, монах Чудова монастыря! Но где там! – многие люди, недовольные порядками, верили в чудесное спасение царевича и спешили ему на подмогу.

Борис Годунов, понимая опасность самозванца для трона, отправил войска воевать Лжедмитрия, но вскоре неожиданно для всех умер. Разное говорили: то ли удар[7 - Инфаркт.] с царем приключился, то ли подсыпали что в еду, всякое бывало.

Сын его Федор – мальчишка шестнадцати лет, спешно наследовал трон.

Но куда ему против мятежного войска! Большинство идущих на Москву свято верили в спасение царевича Дмитрия и право его на Московский престол. Бояре-изменники и поляки подливали масла в огонь:

«Федор-то Годунов по матери – внук Малюты Скуратова, главного опричника царя Ивана!»

Многие ненавидели Малюту за лихость его и неправды, чинимые в земщине[8 - Часть государства времен Ивана Грозного, формально не составлявшая личного надела царя. Неоднократно подвергалась разгрому со стороны опричного войска под предлогом борьбы с боярской изменой.]. Настал черед поквитаться.

Царские войска одно за другим терпели поражение. Через два месяца в Кремле учинился бунт, царь Федор с матерью были убиты, а престол захвачен.

Немало людей на Руси тогда убедили, что Дмитрий Иванович – законный государь. Многие присягали ему на верную службу.

Спустя год москвичи, натерпевшись от новых порядков и особенно от засилья латинян[9 - Католиков, в основном поляков.], восстали и убили самозванца. В том, что он на самом деле – беглый монах Гришка Отрепьев, никто больше не сомневался.

Ляхи[10 - Поляки.] были изгнаны из Москвы, и на трон, как прежде, взошел Рюрикович, князь и боярин Василий Иванович Шуйский.

Многие умы тогда смутились. Если царя выбирать, так, значит, государь не помазанник Божий, а просто первый среди равных? Значит, можно, коли не люб он, не признавать выбора? Местничество среди родов было в чести, каждый знал свое положение. В придворной иерархии среди князей и родовитых бояр потомков Рюрика было немало. Всегда находились желающие оспорить чье-то первенство. Брожение в умах год от года только росло. А это и есть Смута великая.

Вологжане, как и другие, присягнули после смерти Годунова царю Дмитрию Ивановичу. Кто же разберет, Лжедмитрий он или нет? Вся Москва ему присягала, князья и бояре, дьяки и воеводы.

Потом, когда Лжедмитрия убили, люди вологодские «целовали крест» царю Василию Шуйскому, верили, что теперь, с воцарением законного государя, с земли Русской исчезнут иноземные люди с оружием и установится долгожданный мир. В Вологде из иноземцев останутся только купцы. Начнется, как и прежде, спокойная жизнь и торговля, от которой и народ богатеет, и государству прибыль.

Но Господь, видать, судил по-другому. Смута в государстве продолжилась.

Опять появился «царь Димитрий», «чудесно спасшийся», на сей раз после московского бунта 1606 года, все тот же сын царя Ивана Грозного. Про него из Москвы грамота была, что царь он не природный, а настоящий вор!

Сызнова получилось: на Москве хоть и правит царь Василий Шуйский, но в иных городах русских власть его нетверда. Не знают люди, кому крест на верность целовать.

В Вологду прибыли посланцы от нового «царя» Дмитрия Ивановича, велят присягать на верность сыну Ивана Грозного, говорят, что царь Василий Шуйский правит незаконно!

Как тут ума-разума не лишиться? Новый Дмитрий тем временем под Москвой в деревне Тушино лагерем встал, грамоты рассылает, города к присяге приводит, и многие его приказы исполняют. Как быть?

Растерялись вологодские жители и присягнули в смятении еще одному царю, тушинскому Дмитрию. Правда, ненадолго. Плохо себя показала новая власть. Опять появились на Вологде поляки и от имени нового государя начали творить бесчинства и притеснять народишко русский. Вологжане недолго думали, выгнали тушинских посланцев и вернулись под знамена царя Василия.

Война шла везде. Половина Московского государства лежала в руинах, Там, где еще можно было поживиться, орудовали грабители всех мастей: регулярные войска польского короля, отряды шляхетской вольницы, запорожские черкасы и русские казаки с южных окраин. Все они, забыв друг другу прошлые обиды, ополчились против московского государя.

Ничто, казалось, не спасет царя Василия Шуйского, но тут Господь сменил гнев на милость и дал московскому государю помощь. Племянник его, Михайло Скопин-Шуйский, собрал войско и начал бить врагов одного за другим. Сначала бунтовщика Ивашку Болотникова победил, потом в союзе со шведами за поляков принялся. Раз за разом кричат победителю «слава!». Город за городом освобождает от супостатов молодой воевода.

Вологжане, с тех пор как прогнали посланцев Тушинского вора, твердо стояли за царя Василия. Слали деньги, припасы, людей в войско давали, за что от государя не раз грамоты похвальные имели.

Год за годом проходит, не кончается Смута в государстве Московском. Вот только Вологда, в числе немногих городов, стоит как есть, невредима. Ни один злодей до нее не добрался.

Наконец пришла благая весть: победа над супостатами близка. Подступы к Москве от ворогов свободны. Слава князю Михайле!
1 2 3 4 5 6 7 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть