А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню Свернуть
Скачать книгу Секретная должность агента Рейли

Секретная должность агента Рейли

Язык: Русский
Год издания: 2021 год
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 14 >>

Читать онлайн «Секретная должность агента Рейли»

      Секретная должность агента Рейли
Александр Владимирович Быков

Действие книги происходит в Вологде весной-летом 1918 года. Город в эти месяцы начисто утратил привычный провинциальный облик. На улицах можно было встретить послов ведущих мировых держав. Здесь находились в ссылке Великие князья Романовы. Под крышами дипломатических учреждений действовали тайные агенты, один из которых, знаменитый «Король шпионов» Сидней Рейли. Россия стояла на пороге гражданской войны и интервенции.

Александр Быков

Секретная должность агента Рейли

Предисловие

В последние зимние дни 1918 года в Петрограде случился невиданный дипломатический казус. Посольства стран Антанты, прежде имевшие единую позицию по всем вопросам в отношении России, разделились на две неравные группы.

Большинство дипломатов во главе с представителями Великобритании и Франции поспешили уехать из Советской России, опасаясь захвата немцами столицы и возможного плена. По их общему мнению, что-либо делать в стране было совершенно невозможно.

Однако вернуться на родину им помешала Гражданская война в Финляндии. Только англичане смогли перебраться в нейтральную Швецию и оттуда попасть в пределы Соединенного королевства. Остальные посольства, потеряв около месяца, вынуждены были вернуться в Россию.

Другая группа дипломатов во главе со старшиной дипкопуса американским послом Дэвидом Френсисом решила остаться по месту первоначальной аккредитации, но избрала местом пребывания город Вологду.

Это событие первоначально вызвало недоумение и иронию у Советского правительства, которое, перебравшись в марте 1918 года в Москву, ставшую новой столицей Советского государства, полагало, что дипломаты последуют за ним. Однако в Москве продолжили работу только консульские учреждения, торговые и военные миссии, несколько общественных организаций типа Американского Красного Креста.

Посольства американское, бразильское, китайское, японское и сиамское начали работу в Вологде. В апреле 1918 года к ним присоединились французы, итальянцы, сербы, бельгийцы, возвратившиеся из Финляндии. Летом в Вологду прибыла и английская миссия во главе с поверенным в делах Великобритании Френсисом Линдлеем.

Дипломаты стран Антанты снова оказались вместе. Разногласия были преодолены, и в ходе дискуссий дипломаты определились с позицией по России. Они поддержат оппозицию, которая выступит против правительства Ленина, вплоть до военного вмешательства на стороне противников большевизма, ктобы они ни были.

Пребывание дипломатического корпуса в Вологде, которую посол Френсис с гордостью называл «дипломатической столицей России» к началу лета 1918 года превратилось в огромную проблему для Советского государства. Политические события вокруг Вологды сплелись в огромный запутанный узел, который надо было разрубить.

В Вологде в это время с разными целями побывали известные политические фигуры, такие как Борис Савинков и Карл Радек. Здесь томились в ссылке бывшие великие князья Романовы, действовала Советская ревизия под руководством большевика Михаила Кедрова.

Вологду избрал местом своего пребывания и знаменитый британский агент Сидней Рейли, который выполнял секретные задания под крышей британского вице-консульства, где под именем Джона Гиллеспи значился в должности секретаря. Это обеспечивало ему дипломатическую неприкосновенность и возможность свободного передвижения по стране.

Рейли не сразу входит в когорту главных персонажей романа. Его роль усиливается с каждым новым сюжетным поворотом, и к концу произведения становится ясно, что деятельность агента британской разведки в событиях тех месяцев трудно переоценить.

Книга наполнена не только политическими сюжетами. Дипломаты – тоже живые люди. Автор постарался описать максимально реалистично быт того времени, использовав многие доступные источники.

Читатель побывает на дипломатических чаепитиях, узнает истории из вологодской общественной жизни весны-лета 1918 года, будет следить за судьбой тех русских людей, кто оказался так или иначе связан с посольствами в Вологде. Это многогранная и весьма интересная тема, и она не заканчивается в финале этого романа. Автор предполагает посвятить ей еще несколько литературных сюжетов. Поэтому, как говорили в начале прошлого века, продолжение будет…

    Ваш Автор, Александр Быков

Глава 1

Город Вологда просыпался рано. Первыми нарушали тишину утра дворники. Они убирали грязь и нарочито громко переговаривались друг с другом, словно выражая презрение к остальным еще спящим гражданам. Затем по улицам начинали грохотать извозчики, успевая по утренним заказам. После семи часов пешеходная часть наполнялась прохожими в основном из числа работников наемных специальностей.

Торговля в рядах и на рынке начиналась еще затемно. Приезжали крестьяне из окологородья. Они обеспечивали продуктовое изобилие города. Сделав выручку, часто отдав весь товар оптом, они тут же тратили деньги на мануфактуру, всякие городские штучки и довольные, с гостинцами, спешили домой.

Были в городе и другие торговцы. Они, наоборот, сначала везли в деревню разнообразный городской товар и меняли его на продукты, и потом эти продукты в городе выкладывали на продажу. У таких цены выше раза в два против обычных, но зато всегда можно заказать нужный товар. Торговля – их работа.

Власть называла их спекулянтами и время от времени преследовала. Народ прозвал торговцев «мешочниками». Они брали штурмом поезда, ехали во все концы страны. Казалось, что «мешочник» всегда в пути, и в его мешке-«сидоре» есть что-то на обмен или продажу.

При всей внешней неблаговидности этих торгашей, они вполне успешно решали вопрос со снабжением и города, и деревни товарами повседневного спроса. Мешочники были мастера мелочной торговли: предлагают, заманивают купить – не откажешься, торгуются так, что поневоле уступишь.

Интеллигентная публика, хозяева торговых площадей и прочее начальство появлялись на улицах города в последнюю очередь. В девять открывались конторы и учреждения.

Продавцы газет, получив в типографиях тираж утренних изданий, спешили доставить его по адресам подписчиков и продать всем желающим на улице.

– Срочное сообщение, только в «Вольном голосе Севера», – кричал бойкий мальчишка разносчик, – тревожные новости о чехословаках! Японская интервенция во Владивостоке! Бельгийский посол покинул Вологду!

– Интервью американского посла Френсиса, – перебивал его другой продавец газет, – Америка протягивает России руку помощи! Еврейская община собирает средства на помощь евреям-беженцам! Поражение красных финнов! Генерал Маннергейм захватил всю территорию южной Финляндии!

– Мальчик, сколько стоит газета с новостями про Финляндию? – скромно одетая девушка лет семнадцати посмотрела на продавца газет.

– Рубль, пожалуйста.

– Спасибо, но мне дорого.

– Ну как знаете, осталось всего десять номеров. Горячие новости! Финская красная гвардия отошла в советскую Карелию! Эскадра союзников обороняет Мурманское побережье от немцев! Спешите купить, свежие новости! Только в нашей газете!

Девушка шла на базар. Вчера вечером она закончила плести ажурную кружевную окантовку для батистового платка и сегодня мечтала продать изделие, чтобы купить хлеба и картошки. Кружева еще в детстве ее научила плести няня, которая была родом из Вологды. Когда-то девушке кружевоплетение казалось забавой, и изящный воротник или манжеты для гимназического платья собственного изготовления были милым аксессуаром в девичьем гардеробе.

Ее отец служил в армии, имел чин генерала. Семья кочевала по городам, жила в казенных квартирах. Потом отец вышел на пенсию и поселился в столице.

В феврале 1917 года случилась революция, и дочь генерала, не закончив курс в Смольном институте, как и другие, вынуждена была оставить учебу. Потом был ужасный Октябрьский переворот, когда власть захватили большевики, и ее отца лишили пенсии. Жить стало не на что.

Семья генерала, согласно декрету новой власти, должна была убирать снег с улиц. Им грозили уплотнением, подселением в квартиру других жильцов. Говорили и о выселении из казенного жилья, которое теперь стало общенародной коммунальной собственностью.

Неожиданно им повезло. Нашелся квартирант, молодой офицер-фронтовик, который внес в жизнь девушки не только надежду на лучшее, но и неведомое ей ранее чувство, которое называется любовь. Она не сразу поняла, как дорог ей этот подпоручик, сначала воспринимала его как любезного собеседника, потом как друга и, только когда он уехал по делам в Финляндию и не вернулся, поняла, что значил для нее этот молодой человек.

Она не знала, что с ним могло случиться. В Финляндии шла война. До Петрограда доходили слухи о больших человеческих жертвах с обеих сторон. Он обещал вернуться через неделю. Прошло больше месяца, но никаких известий.

Жизнь в Петрограде стала просто невыносимой, на грани голодной смерти. Однажды мать девушки получила письмо от бывшей няни, которая звала их пересидеть тяжелые времена в Вологде. Няня сообщала, что для них есть жилье, в городе относительно спокойно и неплохо с продуктами.

Родители девушки подумали и решили, что надо принять заманчивое предложение. Тем более, что выселение из квартиры стало близкой реальностью. Какой-то бывший сослуживец генерала тоже уехал с семьей в Вологду и, по слухам, устроился неплохо. Он поступил на работу в статистический комитет, снял квартиру и как ценный специалист получил право на дополнительный паек.

Дочь не смела сказать отцу о своих чувствах. Он никогда бы не понял ее. По мнению генерала партия для единственной дочери могла быть только из высшего общества, как минимум с дворянским титулом. А тут наполовину штатский, офицерик-разночинец после краткосрочных курсов. Хорошо хоть обстрелян в боях и имеет награду, это безусловный плюс, но все равно, на роль генеральского зятя не подходит.

Мать девушки обо всем догадывалась, видела как страдает дочь, как не хочет она уезжать. Но что можно сделать, если от человека долгое время никаких известий, и оставаться на прежнем месте больше нет возможности.

Когда в конце концов им вручили бумагу из домового комитета с требованием уплотниться, оставив на троих одну комнату, семья генерала стала собирать вещи, чтобы покинуть Петроград.

Сборы были недолгими. Взяли то, что было возможно унести в руках. Потом был вокзал, поездка в заплеванном вагоне, в котором не прибирались со времен февральской революции, и через два дня генерал с женой и дочерью оказалась в Вологде.

Няня предоставила бывшим хозяевам две комнаты на первом этаже небольшого деревянного дома. Про такие строения в Вологде говорят: «на три окошка». Но семья генерала была рада и этому. Дочь быстро вспомнила, как надо плести кружева. Няня «благословила» ей пяльца[1 - Подставка под валик, на котором плетут кружева.] для плетения, дала сколки[2 - Технический рисунок орнамента, наколотый на картоне.].

Кружева в городе даже самой тонкой и изящной работы стоили дешево. Предложение существенно превышало спрос. Плести умела большая половина женского населения Вологды, а покупали кружевные вещи только приезжие. Каждый день, в первой половине, дочь генерала выходила на базар со своим рукоделием и пыталась что-то продать. Иногда ей везло, изделие находило покупателя, и она с новой силой начинала плести очередную красивую вещицу, все-таки заработок.

Звали дочь генерала Елизавета Мизенер.

Газета с новостями из Финляндии никак не выходила у нее из головы. А вдруг там что-то найдется и о ее любимом подпоручике Иване Петровиче Смыслове?

Не может же так оказаться, что человек пропал безо всякого известия! Наверняка он воюет, и может быть о нем будет какое-то сообщение в газетах? Она очень хотела побыстрее продать этот платок с кружевной каймой, купить газету и обязательно прочесть новости из Финляндии. Вдруг там будет что-то важное.

Лиза встала в кружевном ряду. Здесь товар предлагали «с рук», прилавков не было. Кружева держали на согнутой в локте руке, перекинув через неё несколько изделий. У кого была всего одна вещь, демонстрировали ее на пальцах рук. Главное в этом деле – убедить покупателя приобрести абсолютно бесполезную красивую безделушку. Охотников до кружев было немного, и продать что-нибудь считалось огромной удачей.

Слуга американского посла Филип Джордан пребывал в благостном настроении уже второй месяц. Еще бы, после стольких мытарств с переездом и походным бытом в вагоне, он наконец-то стал полноправным управляющим. В Вологде в его распоряжении большой даже по петроградским меркам дом в два этажа, пятнадцать комнат с мебелью и всем необходимым для жизни. Под его началом повар из местных и женщина, которая убирает помещения.

За всем хозяйством надо следить и указывать, что и когда делать. По мнению чернокожего слуги кроме него, Филипа, никто толком сообразить по хозяйству не мог.

Продуктами Джордан тоже занимался сам, не доверяя это важное дело никому. Не довольствуясь употреблением американских консервов, он лично ходил на рынок и покупал для посольства разносолы. После Петрограда Вологда радовала Филипа не только ассортиментом продукции, но и ценами.

Базарный быт здесь выглядел куда более спокойным, чем в бывшей столице: ни реквизиций тебе нет, ни облав. Большевики – в основном солдаты, на рынке ведут себя как покупатели, а не как бандиты.

Филип ходил по рядам почти ежедневно. Он уже заприметил, что в Вологде много необычного товара. Особенно поразили Джордана местные кружева. Кажется, как же трудно сплести такое тонкое и ажурное изделие, но здесь плетут все, от маленьких девочек до старушек, и стоит это совершенно ничтожные по сравнению с работой деньги.

«Местные женщины – не коммерсанты, – думал Филип, – в Америке одно такое изделие прокормило бы в течение месяца целую семью, а здесь его продают по стоимости поденной работы, они совершенно не знают цену своего труда. Ах если бы не война, – думал предприимчивый негр, – я обязательно бы закупил партию этого кружева и с большой выгодой продал бы потом в Америке».

В кружевных рядах он заметил юную девушку, явно не простолюдинку. Она держала в руках носовой платок с кружевной окантовкой удивительно изящной работы.

– Сколько стоит? – спросил Филип по-русски.

– Семь рублей, пожалуйста, – ответила девушка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 14 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть