А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню Свернуть

Зовите меня Медведем

Язык: Русский
Год издания: 2021 год
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 13 >>

Читать онлайн «Зовите меня Медведем»

      Зовите меня Медведем
Марина Тмин

RED. Современная литература
Марта, Реми, Мопс и Клюква познакомились с тридцатидвухлетним Дереком Маккеем в самый неудачный момент. Человек, разорвавший все связи с прошлым, потерявший любимую девушку, бегущий от самого себя и своего прошлого, нелюдимый и озлобленный на весь свет, Медведь перепробовал все – отправиться в путешествие, утопить боль в алкоголе, закрыться. План был прост – уехать на край света и искать там ответы на главные жизненные вопросы, но иногда жизнь вносит свои коррективы и дарит тебе влюбленность, неожиданное наследство, шумные вечеринки и крепкую дружбу. Но смогут ли друзья помочь Медведю заполнить пустоту внутри и снова поверить в хорошее? И не будет ли слишком высокой плата за благосклонность судьбы?

Комментарий Редакции: «Зовите меня Медведем» – это почти что роад-муви в буквах, который оставляет щедрое ощущение погружения в живописные американские локации. Непростые ситуации, головокружительные жизненные повороты, переменчивые обстоятельства, разбитое сердце и вновь обретенная надежда – подобная чувственная палитра не чужда ни одному человеку, и Медведь пройдет этот витиеватый путь вместе с читателем.

Марина Тмин

Зовите меня Медведем

Художественное оформление: Редакция Eksmo Digital (RED)

В оформлении обложки использована фотография:

© evenfh / iStock / Getty Images Plus / GettyImages.ru

* * *

Посвящается

всем тем, кто неустанно напоминал мне о том,

что ядолжна делать.

Без вас я никогда бы не поняла,

чего яхочу.

И, конечно же – Сашке.

Часть 1

Реми Пинч, Клюква Виклет, Уинзор Мопс и Марта Бэкстрит, куда мы с вами шли? Откуда мы взялись? Где мы теперь? Кем мы были тогда, и что с нами стало сейчас?

Эти четверо возникли на моем пути из Пекина в Малакку. Я пробирался сквозь китайские провинции, в надежде достичь малазийского побережья в кратчайшие сроки, взять передышку, необходимую мне после семи месяцев беспрерывных скитаний, а затем на рыбацкой лодке отплыть на Яву, снять бунгало и уединиться. Мне не нужны были попутчики и компаньоны. По жизни я предпочитал одиночество, тем более – когда путешествовал. Так что эти дикари, выросшие точно из-под земли, и приставшие ко мне, как пиявки, были некстати. Настроение мое стабильно держалось на минусовой отметке уже несколько лет, а в последние месяцы я буквально закипал от ненависти.

Мне приходилось встречать многих людей за время моих скитаний. Чаще всего они отваливались сами, как дорожная грязь, после пары грубых предложений, призывающих оставить меня в покое. Но только не Марта, Реми, Клюква и Мопс.

Возможно, дело в том, что я не спал до той роковой встречи несколько дней, или виной тому бестолковый карманник в поезде Шанхай-Ганчжоу, который стащил мои последние денежные запасы, телефон и плеер. Я был измучен недосыпом, голоден и понятия не имел, как следовать намеченному маршруту, не померев с голоду и не сойдя с ума. Несколько раз я ловил себя на том, что поднятая рука против моей воли опускается вниз, а тяжелый рюкзак, набитый ненужным барахлом, сувенирами и блокнотами, которые я время от времени продавал вечерами на шумных улицах, соскальзывает с моих плеч. Веки наливались свинцом, и сознание теряло равновесие. Вот в такой-то момент, когда я чуть было не распластался на съезде со скоростной трассы, меня окликнул Клюква Виклет. Тогда я еще не знал его имени, и тем более – не придумал ему эту кличку, но голос сразу показался мне похож на звук, который издают люди, отведав настоящего кислого клюквенного сока.

К собственному удивлению, я очнулся от дремоты и повернул голову на источник шума. Двое парней шли в мою сторону, еще один парень с девушкой уселись в отдалении на кучу рюкзаков и принялись забивать самокрутки.

– Чудно выглядишь! – Заговорил клюквенный голос. – Едешь в Донгуань?

– Вам какое дело? – Я поежился, как будто сам отхлебнул кислой дряни. – Идите своей дорогой.

– Но ты стоишь на единственном подходящем для стопа месте, так что тебя ни обойти, ни объехать. Подождем, пока ты не уедешь, если ты везуч.

– Идите к черту, попытайте удачи в другом месте. Я пришел сюда раньше, и не горю желанием любоваться на ваши рожи.

Клюква закатил глаза, но потом понимающе кивнул и отошел, явно решив, что с головой у меня не все в порядке.

Второй парень, не издавший за все время ни звука, протянул мне руку и назвался:

– Джереми Пинч. Время раннее, так что мы не торопимся. Мешать тебе не будем, но и другое место найти не сможем. В Китае это не так-то просто. Устроим небольшой привал, присоединяйся, если захочешь. Хотя, наверное, успеешь уехать до обеда. Удачи тебе, легкой дороги.

Я не ответил на рукопожатие, но он не изменил позу, и, пока говорил, продолжал стоять с протянутой рукой, напоминавший в комбинезоне цвета хаки сбежавшего военного, вынужденного просить подаяние. В ответ на его напутствие я смачно сплюнул и пробормотал что-то невнятное. Джереми сделал шаг назад, улыбнулся и отсалютовал, не переставая пятиться.

Он нагнал Клюкву, и они присоединились к остальным. Те уже успели натянуть брезент на воткнутые телескопические столбики и расставить раскладные стулья. Девушка что-то громко рассказывала и смеялась сама своим словам, а парень сосредоточенно выпускал кольца дыма из носа. Когда Клюква с Джереми подошли к ним и, по всей видимости, начали рассказывать про то, какой я нелюдимый идиот, девчонка вспыхнула, замахала на них руками, а затем сама двинула в мою сторону. Трое под тентом проводили ее взглядом и уселись вокруг импровизированного стола.

Я отвернулся, изо всех сил стараясь не пялиться. Это было нелегко, поскольку смотреть было на что. В голове всплыла навязчивая мелодия из какого-то старого фильма, я принялся ее насвистывать, только благодаря нечеловеческому усилию воли удерживаясь на ногах. Рука не слушалась и норовила опуститься в любую секунду, я сосредоточился на зудящем ощущении, чтобы не смотреть на надвигавшуюся на меня бурю в обличье рыжеволосой девицы.

– Эй! – Голосок у нее был что надо. Мне подумалось, что если она захочет, то запросто сможет оглушить добрую половину Пекина своим криком. Командирский тон не сулил ничего хорошего. Если бы не усталость, я смог бы дать ей отпор, но вместо этого продолжать исступленно насвистывать дурацкую мелодию. – Эй, ты! На обочине!

Базовые нормы этикета, видимо, остались для нее за пределами досягаемости. Кто же начинает беседу с подобного обращения? Ненавижу, когда мне «эйтыкают». Я обернулся и сделал вид, что удивлен, хотя внутри все полыхало от раздражения.

– Тебя эти двое прислали? Мы уже славно пообщались. И невежливо говорить незнакомцу «Эй, ты», он может и отправить куда подальше.

– Как к тебе ни обратись, ты, похоже, знатный идиот. Но это не повод бросать тебя одного, когда на твоем тупом лице написано, что ты не спал и не ел пару дней кряду.

– Это не твое дело, ясно? Я не напрашиваюсь к вам в компанию. И если вы не будете совершать паломничества ко мне, как к Мекке, я уеду и уступлю вам место. Так что проваливай.

– Пэт и Джереми сказали, что ты чуть ли не немой, а ты еще тот болтун. Или присутствие дамы развязывает язык?

Значит, Клюкву зовут Пэт. Дурацкое имечко, ничего не скажешь.

– Смотри, как бы я твой не завязал.

– Думаешь, ты самый крутой? Чего ты своей крутостью хочешь добиться? Упасть здесь от изнеможения и надеяться, что какой-нибудь добрый китаец остановится помочь тебе? Ты похож на израненного ежа. Причем сам себе пузо исколол. Если грохнешься в обморок, мы через тебя перешагнем, не поведя бровью, так что приходи, пока еще в состоянии. Больше приглашать не будем.

– Но вы еще не присылали последнего парламентера. Твоя попытка даже менее удачная, чем у тех двоих.

Она развернулась, тряхнув огненно-рыжими волосами, и резкими шагами пересекла полянку, отделявшую меня от их временной стоянки. Я снова поднял большой палец вверх и шикнул на живот, предательски поддерживающий идею присоединиться к этим недоделанным хиппи, жующим сэндвичи в тени брезента. Машины пролетали мимо – китайцы не самый отзывчивый народ, к тому же – трусы. Никто из них не говорит по-английски, зато все свято чтут закон, и крайне редко подбирают попутчиков. Солнце плавило асфальт, сложно было разобрать, то ли это жар поднимается от дороги, то ли в глазах все плывет. Спустя минут двадцать ноги подкосились, рюкзак перевесил, я чуть было не распластался на земле, но вовремя среагировал, и просто сбросил груз со спины, сделав вид, что так было задумано. Невольно покосившись в сторону отдыхавшей четверки, я, к своему неудовольствию, отметил, что никто не обратил внимания на мой пируэт. Гордость и неприязнь не позволяли мне переступить через себя и подойти к ним.

Я помотал головой из стороны в сторону и пару раз ударил себя по щекам, чтобы прийти в норму. Желудок заурчал сильнее, во рту пересохло, и в голове возник образ кружки кофе.

– А, чтоб вас! – Я выругался еле слышно, а затем крикнул во весь голос, – Кофе у вас есть? – Парень, все время остававшийся в тени и усердно дымивший самокруткой, поднял с земли термос и помахал им над головой. На негнущихся ногах я преодолел тридцать метров до их пристанища, скинул рюкзак, и едва не раздавил загорелого парня, отвечавшего, судя по всему, за кофе и сигареты. Он отскочил точь-в-точь вовремя, успев ухватить накренившийся термос.

– Полегче, медведь, развалишь наш теремок. Добро пожаловать, я Уинзор. – Парень протянул мне широкую потную ладонь, но я только презрительно окинул его с ног до головы и хмыкнул от того, как сильно бросалось в глаза поразительное сходство с мопсом. С того момента я стал Медведем, Уинзор – Мопсом. Надо признать, клички действительно нам подходили. Уинз был человеком с головой мопса, я же – вылитый медведь, выше среднестатистического парня на полторы головы, темноволос и чудовищно неуклюж.

– Не больно ты вежливый. – Критически оценила девушка мой жест.

Но что поделать? Я вообще не любил людей. Не пожимал им рук, не интересовался у всех подряд, как они поживают, да и просто старался как можно реже идти на контакт.

– Чуть не раздавил, еще и не уважаешь кормящую руку.

– Собаки только бьющую лижут. – Парировал я, и окинул презрительным взглядом собравшихся. – Спасибо, и все такое. Но я в норме, выпью немного кофе, если нальете, и уйду. Мозгам нужно взбодриться, а в целом – порядок. Бывало и хуже.

Все трое засмеялись. Девушка ткнула Мопса в плечо и громко хрюкнула.

– Он в порядке, ты слышал? Всего-навсего чуть не свалился на тебя в обморочном состоянии. Я Марта, кстати, но руку тебе протягивать не буду, вдруг тоже оплюешь.

– Ясно…гм… Я понял.

– И не собираешься сказать в ответ, как зовут тебя?

Это заговорил Клюква, я успел уже забыть о его противном кислом голосе. Мне показалось, что он обижен и жалеет, что они вообще со мной связались.

– Как хотите.

– Так и называть?

– Все равно. Я давно забыл свое настоящее имя. Как только меня не звали в последнее время. И чаще всего Эйты. – Я посмотрел на Марту, но она не подала виду, что это имеет к ней хоть какое-то отношение.

– Значит, будешь Медведь. – Подытожил Джереми, и дружески похлопал меня по плечу, одновременно протягивая мне походную кружку. Я рванулся вперед от неожиданности – тактильные проявления эмоций были мне чужды – кофе выплеснулся мне на колено, торчащее из-под шорт, а голова закружилась снова. – Какой-то буйный мишка нам попался.

Все снова заржали. Я подумал, что они, должно быть, накурены, если смеются над всякой ерундой, но глаза у всех были чистые, и без повода никто не хихикал. Видимо, это просто сорт людей, которым дай повод заливисто похохотать над любой, даже самой безвкусной, шуткой, которую другой бы и жевать не стал.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 13 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть