А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню Свернуть

Серая Тень

Язык: Русский
Год издания: 2021 год
1 2 3 4 5 6 >>

Читать онлайн «Серая Тень»

      Серая Тень
Александр Цыганов

На Земле произошёл Прорыв, Прорыв в области Высшей Магии. Ломая все преграды, поставленные некой Верховной Пятёркой для овладения запасами магической энергии Земли, внезапно получил доступ к Высшей Магии паренёк из российской деревушки. И это событие эхом прокатилось не только про всей Земле, но и по всем Мирам Населённой Сферы Миров. О дальнейших приключениях Серёги Антонова, простого паренька, совершившего Прорыв в области Высшей Магии, читайте в книге “Серая Тень”

Книга публикуется с сохранением авторской орфографии и пунктуации.

Александр Цыганов

Серая Тень

И явится Серый Странник. И с ним Серая Тень, но не будет эта Тень его тенью.

И откроются Врата в Миры Нижние, и выйдет оттуда Чёрный Властелин, рогат и страшен. И будет он идти позади Чудища Пятиглавого женского пола.

И увидит Чёрный Властелин Серого Странника и Серую Тень и Воскликнет: «Идите же ко мне, Защитники Миров, дабы напился Я крови вашей горячей и стал непобедим!»

Но сокрушит Серый Странник Чудище Пятиглавое, а Серая Тень – Властелина Чёрного Мечом Карнаарским и загонит его об – ратно в Миры Нижние. А помощники их – Ав и Ка – запечатают Врата пятью печатями и Чудище Пятиглавое посадят на цепь те Врата стеречь на тысячу тысяч лет»

    «Сказки и предания народов Сферы Миров. Легенды Карнаара». Составитель – Магистр – Книжник Витталь де Огро. Библиотека Центральной Цитадели Сферы Миров.

Пролог. Из будущего

Воздух был наэлектризован и напитан озоном. Серый стоял на обломках изумрудно-зелёной крепостной стены и смотрел вниз на разрушенный замок. Пламя, бушевавшее здесь ещё недавно, угасло, оставив после себя оплавленный камень да кое-где ещё курившиеся дымки. Защитники замка сопротивлялись достойно, но были застигнуты врасплохТеперь они лежали рядом друг с другом на полу большого зала, на верхнем этаже центральной башни, крышу которой начисто снесло мощным ударом – пожилой мужчина в старомодном костюме и ослепительной красоты блондинка, одетая в костюм амазонки.

– Очень жаль, что они погибли, – услышал Серый женский голос, – к тому же их смерть нам ничем не помогла.

Голос принадлежал тёмноволосой девушке с зелёными глазами, одетой в плотно облегающие её красивую фигуру черные кожаные куртку, брюки и черные же сапожки. Она стояла посередине двора, сейчас изрытого ямами и выбоинами, опершись на глыбу оплавленного зелёного камня, когда-то бывшую статуей. Рядом, закутавшись в коричневый плащ, стоял мужчина средних лет с уже начавшими седеть коротко остриженными волосами.

– Что ты всё время мерзнешь? – спросила его зеленоглазая девушка.

– Да что-то прохладно, сквозняки – ни крыши, ни стен почти не осталось – осклабился мужчина и, посмотрев наверх, крикнул – Эй, Серый, что ты там высматриваешь? Спускайся к нам!

Серый спрыгнул вниз и, подойдя к ним, спросил:

– Ну и что теперь делать будем? Ни ключа, ни записей мы не нашли.

– Да, хороший вопрос, – протянул мужчина, плотнее кутаясь в плащ, – ещё бы нам на него получить хороший ответ. Не кажется ли вам, друзья мои, что пора бы и Страннику объявиться?

– Ты прав, – прогремел раскатами голос, раздавшийся вдруг отовсюду, – пора. Врата начали открываться. Ключ заговорщики, видимо, уничтожили или спрятали и искать его нет времени. Нам предстоит драка – с тем, кто выйдет из Врат. Верховная Пятёрка ничего не предпринимает намеренно, надеясь обуздать Чёрного Властелина и черпать энергию ещё и из него – всё им мало.

Перед тремя друзьями возник синий светящийся шар, внутри которого чернели пересекающиеся линии.

– Вам вновь предстоит отправиться сюда, – продолжил громовой голос, а на одном из пересечений внутри шара замигала красная точка, – это Карнаар. Вас там ждут. Там вы найдёте Карнаарский меч. Только им можно победить того, кто выйдет из Врат. Меч подчинится только Серой Тени.

Серый испуганно взглянул на своих товарищей.

– Это что же выходит, мне и придётся с ним драться? – прохрипел он так, будто его горло сжала чья-то рука, – но я же…

– Ты сам ещё не знаешь. на что ты способен, – прогремел голос, – и какие силы подчинятся тебе, Серая Тень! Могущество твоё растёт очень быстро и, поверь мне, пройдёт время и равных тебе не будет ни в одном из миров Сферы, ни за её пределами.

Седоватый мужчина удивлённо присвистнул и сказал, обращаясь к невидимому собеседнику:

– Послушай, Странник, раз уж мы с тобой союзники, может, ты покажешься нам, а?

Помолчав немного, громовой голос хмыкнул, раздался хлопок и, медленно и плавно кружась, в яму недалеко от них опустился довольно большой кусок ткани. Мужчина подошёл к яме. заглянул в неё и тут же согнулся пополам, корчась от смеха.

– Что это ты там увидел? – подозрительно спросила зеленоглазая девушкаи, подойдя поближе, тоже заглянула в яму.

– О нет! – воскликнула она и тоже залилась звонким смехом.

Серый, уныло взглянув на своих веселящихся друзей, пододвинулся поближе и посмотрел вниз. На дне ямы лежал гобелен, изображающий нагую женщину с пышными формами, которую ласкал козлоногий сатир.

Глава 1. Сергей

Средняя полоса России. Деревня Антоновка.

Ранним воскресным утром по главной улице деревни Антоновка бежал со всех ног босой мужчина в чёрных спортивных штанах с обвисшими коленками и майке, когда-то бывшей белой. Мужчина оглядывался на ходу и тихонько подвывал. За ним, метрах в трёх позади, нёсся, взрывая землю копытами, огромный чёрный бык, на рогах которого болталась синяя фуфайка. Мужчиной был тракторист Кузьма Иванович, а быком – глава деревенского коровьего стада Яшка. По обочине дороги бежали. громко комментируя происходящее, две дворняги, а с забора на всё это безобразие осуждающе смотрел старый котяра Василий, принадлежащий сторожу деду Епифану.

Кузьма Иванович тем временем выбежал на центральную площадь, на которой находились деревенский клуб, здание правления когда-то колхоза и деревенский магазин, который заведующая им Нина Ермолова гордо называла Центральным универмагом.

На крыльцо правления выскочил председатель Илья Анатольевич и, размахивая руками, громко закричал Кузьме Ивановичу:

– Опять напился с утра, старый дурень, язви тя в душу! И чё ты на ферму – то пьяный попёрся или память пропил и не помнишь. что Яшка сивуху на дух не переносит? Направо сворачивай, к новому сараю кирпичному, там дверь ещё не навесили, туда забежишь. Направо, говорю!

По прошествии времени Кузьма Иванович никак не мог вспомнить, как он оказался на крыше сарая высотой три метра, но факт в том, что он там оказался, упал плашмя, закрыл голову руками и, кажется, даже перестал дышать. Бык не успел притормозить и с размаху врезался в стену кирпичного сарая, проделав в ней дыру. Синяя фуфайка Кузьмы Ивановича осталась торчать в дыре, зацепившись за кирпич. Яшка помотал громадной головой, победноьпроревел три раза и неспешной трусцой направился обратно на ферму.

– От строители, язви тя в душу! Ну, я им покажу, как сараи надо строить! Чтобы бык башкой кирпичную кладку развалил! – Илья Анатольевич уже стоял возле сарая, заглядывая в дыру.

– Слышь, Кузьма, слазь, ушл бык. И как ты на крыше-то оказался? Я думал, ты сбоку в калитку шмыгнёшь.

Взъерошенная голова Кузьмы Ивановича показалась с крыши. Глаза его, казалось, сейчас вылезут из орбит, а сам он всё никак не мог поверить в своё чудесное спасение.

– Постой, дядька Кузьма, я сейчас лестницу приставлю, – сказал подошедший к ним паренёк.

Дядька Кузьма на трясущихся ногах спустился по лестнице и прислонился к стене сарая.

– Как ты на крышу-то попал, дядька Кузьма? – спросил паренёк.

– Да не помню я, Егорушка, – дрожащим голосом произнёс Кузьма Иванович, – помню – бежал и вот уже лежу на крыше. А как попал туда – не помню. Неет, пошёл я к бабке Акулине, этакие переживания срочно лечить надыть! – И, вытащив из дыры свою фуфайку, он нетвёрдой походкой пошёл по улице.

Бабка Акулина славилась на всю округу своим самогоном, который она гнала неизвестно из чего и что она туда добавляла – не говорила никому. Но пился он как ключевая водица, а наутро – никакого похмелья. Жила она в дальнем конце деревни вместе с внуком Сергеем. Родители Сергея погибли в автокатастрофе, когда ему исполнилось четыре года. Серёжа рос тихим мальчиком, мало играл со сверстниками, перечитал все книги в клубной библиотеке, а больше всего любил бродить по окрестным лугам и рощам, сидеть на берегу речки Каменки или ночью лежать в траве на лугу и смотреть в звёздное небою. А несколько недель назад и вовсе что учудил – проснулся под утро с диким криком, перепугав бабку Акулину. Но тут же уснул опять, сославшись на страшный сон. Однако с этой ночи стал и вовсе странным – почти всё время молчал, а взгляд – смотрит вроде тебе в глаза, а, кажется, словно сквозь тебя куда-то вдаль и видит там что-то непонятное.

В это воскресенье с утра пораньше бабку Акулину позвали к соседям лечить поясницу колхозному бухгалтеру. Сергей сидел за столом и завтракал, когда, постучав в дверь, в дом вошёл Кузьма Иванович.

– Здорово, Серёга! – Кузьма Иванович уже немного оправился после пережитого стресса, надел сапоги. но фуфайку всё ещё нёс в руках, – А бабка Акулина – то где?

– К соседям ушла.

– Мне бы это…подлечится бы малость. Может, ты продашь, а? А то ждать невмоготу.

Сергей молча встал из-за стола и вышел в соседнюю комнату. Подойдя к шкафчику, где бабка хранила бутылки с самогоном, он открыл дверцу и вдруг замер – словно что-то щёлкнуло в его голове. Медленно повернув голову, посмотрел в окно. Не глядя, взял бутылку и так же медленно перевёл взгляд на неё. Внезапно глаза его загорелись ярким светом, из них выскочила искра белого цвета и, растекшись по бутылке, растворилась в ней. Закрыв дверцу шкафа, Сергей вышел в кухню, опустив глаза, и поставил бутылку на стол.

– Вот спасибо, Серёга, – засуетился Кузьма Иванович, кладя деньги на стол и пряча бутылку в карман фуфайки, которую уже успел надеть на себя.

– А зачем это ты, дядька Кузьма, на ферму – то полез, а? – спросил его Сергей, подняв голову. В глазах его всё ещё полыхал белый огонь.

– Чего-о? Э, чего, чего ты, парень… – Кузьма Иванович посмотрел на него, побледнел, попятился к двери и вылетел на улицу.

Сергей стоял посреди кухни, тяжело дыша. Белый огонь в его глазах медленно угасал, пот градом катился по лицу. Открылась дверь и вошла бабка Акулина.

– Чего это Кузьма от нас вылетел, будто черти за ним гнались? – спросила она и тут заметила Сергея, – Что с тобой, Серёженька? Ох, который раз говорю тебе, съездил бы в город, показался бы врачу, а, Серёженька?!

– Ладно, – буркнул в ответ Сергей, вытер пот, допил молоко и вышел на улицу, сказав уже в дверях, – А только дядька Кузьма пить больше не будет.

Он отправился на Каменку. Речка около деревни была широкой и довольно глубокой – у дальнего берега. Сразу за Антоновкой была песчаная коса, где любил купаться и млад, и стар – здесь почти почти всегда было людно и шумно – кто-то купался, кто-то просто загорал. Но Сергей шёл не туда. Примерно в трёх километрах от деревни берег Каменки был обрывистым и напротив лесочка, подступавшего к берегу, в обрыве образовалась небольшая пещерка. Туда-то и направлялся Сергей. Он обнаружил её ещё в детстве, немного благоустроил – натаскал сена, дров и стал проводить здесь бОльшую часть своего свободного времени.

Дорога к леску и пещерке проходила мимо колхозных лугов. Ласково грело солнце, в небе звенели жаворонки, воздух гудел от собирающих нектар пчёл, где-то перекликались перепёлки, обалденно пахло скошенной травой. Сергей остановился и закрыл глаза – было хорошо и приятно просто постоять с закрытыми глазами, подставив лицо солнечным лучам, и вдыхатьароматы трав. Всё вокруг тоже радовалось солнечному дню, теплу, ветру и даже тому, что и он, Серёга Антонов, стоит тут вместе с ними. Серёжу наполнило непередаваемое ощущение свобды и вдруг он почувствовал, что ноги егоотрываются от земли. Испуганно открыв глаза. посмотрел вниз – между ним и дорогой было свободное пространство – он висел в воздухе. Дико заорав, он свалился вниз с метровой высоты, больно ударившись пятой точкой о землю.

_А? Что? Кто? Фу ты, ёхарный бабай, Серёга, ты, что ли? Чего орёшь, как оглашенный? _ из травы вскочил, спросонья озираясь по сторонам, высокий черноволосый парень в фиолетовой футболке и чёрных шортах по колено. Это был Стас, который, несмотря на свои шестнадцать лет, прослыл уже самым большим лентяем и матершинником в деревне. В этом он мог заткнуть за пояс даже бригадира комбайнёров Ивана Ильича, который во время жатвы или сева отпускал такие такие трёхэтажные маты по поводу…да по любому поводу, что уши сворачивались в трубочку даже у его дворовой собаки Альмы – кавказской овчарки. которую он привёз щенком, возвращаясь из Афгана.
1 2 3 4 5 6 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть