А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню Свернуть
Скачать книгу Последний костер

Последний костер

Язык: Русский
Год издания: 2021 год
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 >>

Читать онлайн «Последний костер»

      Последний костер
Виктория Козлова

RED. Фэнтези
Мир, в котором боги реальны. Мир, в котором бог Огня в стародавние времена был похищен беззаветно влюбленной в него богиней Зимы. Мир, в котором добыть огонь и развести костер могут только жрецы, истово верующие в своего пропавшего бога. Янар – молодой жрец, не имеющий цели в жизни и не знающий, чего он от нее хочет. Ивон – его давняя возлюбленная, напротив, твердо знающая свою цель и идущая к ней, несмотря на любые препятствия. Каару – юная воительница, жрица яростной богини войны, впервые отправляющаяся в битву. И Мальфри – скальд с Дюжины Островов, превыше всего жаждущий древних знаний и славы. Четверо, избранные богами для сведения давних счетов, не подозревающие об уготованных им испытаниях на пути.

Комментарий Редакции: Эстетичное и тонко сплетенное фэнтези великолепно сочетается с умопомрачительной фабульной канвой, которая редкого читателя оставит томиться в скуке. Увлекательно, обворожительно и действительно захватывающе.

Виктория Козлова

Последний костер

Художественное оформление: Редакция Eksmo Digital (RED)

В оформлении использована иллюстрация: © chainatp / iStock / Getty Images Plus / GettyImages.ru

* * *

Пролог

Раньше мир был другим. И в Великой Степи, и в вековечном лесу Оримунди, и на землях перешейка, что сейчас зовутся десятью графствами – повсюду были разбросаны сотни мелких деревушек, небольших селений и огромных городов. Множество людей жили в домах, и в каждом доме горел огонь. Огонь отапливал помещения, на нем готовили еду и просто грелись, приходя с холодной улицы. Впрочем, это не изменилось – все мы, придя домой первым делом бежим к очагу, чтобы проверить – не потух ли? Потому что разжечь его мы больше не сможем. Вот что поменялось в одночасье, много-много лет назад: теперь зажечь огонь могут только избранные. Однако, здесь необходимо кое-что пояснить.

В нашем мире, мире под двумя лунами, помимо людей живут и другие сущности. Их принято называть Богами. Одни боги, самые мелкие и слабые, живут в конкретной местности, одаряя ее своим благословением – таких мы называем духами. Но есть и другие, могущественные боги, которым поклоняются люди. По их желанию мир может меняться до неузнаваемости, и проводниками их силы служат жрецы. Жрецы, вознося молитвы и истово веруя, становятся инструментами богов, живым воплощением их воли. Одни из них могут лечить болезни и травмы, другие наполнять колодцы и поворачивать реки, третьи искусные воины, а четвертые – непревзойденные поэты. Много богов, и еще более многочисленны их дары. Но и это еще не все. Есть среди богов те, кого принято называть Первенцами Стихий. Ульг – владыка вод и вдохновитель скальдов; Ниневия – мать земли и наставница лекарей; Мара – дочь воздуха и владычица зимы и Анвар – суть огня и покровитель влюбленных.

Ниневия и Анвар любили друг друга. Наш мир процветал и развивался, повсюду царили любовь и счастье. Однако Мара, богиня зимы, тоже была влюблена в Анвара, но бог огня не отвечал ей взаимностью. И однажды Зима, ведомая страшной ревностью и завистью, похитила Анвара, и спрятала его в своем царстве. И огонь пропал из мира. Теперь разжечь пламя могли только жрецы Анвара, те немногие избранные, кто даже в такой черный час смогли сохранить свою веру в исчезнувшего бога. Безутешная Ниневия просила помощи у других богов, но те отказали ей в помощи в возвращении возлюбленного. Одни не верили, что Анвара можно вернуть, другие сомневались в своих силах и возможности сопротивляться Маре – самой сильной среди Первенцев Стихий, а третьи боялись ее старшей сестры – Смерти, богини над богами, духа без Стихии. Ослепленная горем, Ниневия отправилась на поиски Анвара, и с тех пор путешествует по неизведанным далям, лишь изредка откликаясь на молитвы своих жрецов.

А люди… люди приспособились. Выжили. Исчезли отдаленные хутора, маленькие деревеньки объединились в небольшие села, а города стали еще больше – ведь чем больше людей, тем больше очагов с живым, горящим пламенем, и тем больше соседей, готовых помочь в час великой нужды, буде камин погаснет. Жрецы Анвара отправились бродить по миру, в своих скитаниях помогая простым людям разжигать потухшие очаги, принося свет в разом потемневший мир. Теперь, спустя долгие годы и даже века, уже никто не верит, что яростный бог огня может вернуться в мир, и лишь одна Ниневия продолжает свои обреченные поиски.

– Он не умер. Он не мог так просто умереть! Мара держит его в плену, а вы отказываетесь мне помочь!

– Ниневия, посмотри правде в глаза – даже если Анвар все еще жив, ты никогда не сможешь его вернуть. Мара сильнее нас всех вместе взятых, и ее сила продолжает возрастать с каждым годом.

– А я согласна с Ниневией. Мы должны попробовать!

– Странно слышать такое от тебя, Иштар. В отсутствии Анвара ты теперь старшая среди богов Огня.

– Он мой брат, Риг! Если ты думаешь, что я оставлю его в ледяных пустошах Мары просто для того, чтобы получить немного силы от молитв, то ты ошибаешься!

– Иштар, успокойся. Криками мы ничего не добьемся. Давайте подумаем, что мы можем сделать?

– Ты прекрасно знаешь, Ульг, что ничего тут уже не поделать.

– В общем и целом я согласен с Солой. Как бы мне не хотелось этого признавать, но мы ничем не сможем помочь тебе, Ниневия.

– Значит, я сама верну его. Сколько бы ни прошло времени и во что бы это мне ни стало!

– Ниневия, погоди… Ушла. И что теперь делать?

– Разгребать последствия, Ульг. Разгребать последствия…

Глава первая

Озабоченно поглядев на солнце, неумолимо катящееся к горизонту, Янар прибавил шаг. Судя по словам жителей деревни, из которой он выдвинулся на рассвете, молодой жрец уже должен был прибыть в Заячьи холмы, но пока что никаких признаков жилья он не наблюдал. Может быть, он свернул не туда на развилке, что встретилась вскоре после полудня? Или просто слишком залюбовался облаками во время дневного привала…

Солнце, блеснув последним лучом и осветив верхушки устремившихся к небесам сосен, окончательно скрылось. Ругнувшись в полный голос (да простят его боги!), Янар остановился и задумался. Конечно, ночевать в лесу ему не впервой, но как бы хотелось сейчас оказаться в уютном доме, окруженным радушием хозяев и, сытно поужинав, улечься в мягкую постель, а не устраиваться между корней.

– Нет, так не пойдет, – пробормотал мужчина, и снова пустился в путь.

Солнце по летнему времени садилось довольно поздно, и еще долгое время сумерки были достаточно мягкими, чтобы продолжать шагать по утоптанной дороге. В которой уж раз Янар подумал о том, что пора бы обзавестись собственной лошадью, благо, денег уже скопилось достаточно. Однако молодой жрец был крайне никудышным наездником (хотя не признавался в этом даже себе), и попросту боялся такого большого, страшного и опасного животного как лошадь. Нет-нет, умом он понимал, что бояться здесь нечего, и сотни и сотни людей спокойно ездят верхом, но глубинный страх исподволь подтачивал его волю и желание.

К счастью для Янара, незадолго до того, как сумерки превратились в ночь, он все же набрел на деревню. Постучавшись в первый же попавшийся на пути дом и показав свои орденские татуировки на руках, он был с великим почтением препровожден в горницу, где его тут же усадили за накрытый стол – хозяева по неизвестной причине здорово запозднились с ужином, но Янару это было только на руку. И только поев, священник наконец-то расслабился, со смаком потянувшись и слегка осоловевшим взглядом обведя комнату.

– Благодарю вас за кров и стол, – опомнившись, сказал Янар.

Вообще-то, это следовало сделать еще до того, как сесть ужинать, но молодой человек был настолько голоден, что совсем позабыл о правилах приличия. Шутка ли – с полудня ничего не евши.

– Вам поклон, что добрались досюдова. Уж мы ждали-ждали, а все никого не было…

Немолодой уже мужчина, хозяин дома, испытывал неподдельную гордость за то, что такой большой человек, как настоящий жрец огня остановился в его скромном доме. А еще он испытывал страшную робость перед совсем еще мальчишкой в два раза младше его самого. Янар же, привычный к таком обращению, добродушно спросил у хозяина:

– А что, есть у вас в деревне кто-то, кому нужно огонь развести?

– А как же, есть, как не быть, – закивал головой мужчина и снова шуганул молодого пацаненка, так и вертевшегося вокруг стола.

Мальчишка, в отличие от своего старшего родственника, никакого пиетета перед гостем не испытывал, а вот любопытство его жгло почище обожженного крапивой мягкого места. Потому и вертелся, стараясь не упустить ни одного слова из разговора взрослых да разглядеть странного жреца во всех подробностях.

Совсем юный, едва достигнувший двадцатилетия парень с темными волосами и серыми глазами. Лицо он чисто брил, так что мягкий его подбородок, высокие скулы и округлые щеки сразу бросались в глаза. Да и сам священник был полноват, не толст, нет, но немного лишнего веса явно имелось. Роста парень был среднего, а одежда его отличалась практичностью, не блистая показной роскошью, но и не будучи вся в заплатках.

Пацан фыркнул, получив очередной подзатыльник от хозяина дома. И это жрец? Вот этот пухлый, чисто выбритый юноша с пугливыми глазами могущественный жрец Похищенного бога? Да не может быть! Жрец, он же должен быть высоченным, старым, с седой бородой до пояса и грозными глазами, метающими молнии. А еще, по представлению мальчишки, настоящий жрец должен вызывать страх и священный трепет. Ну а какой трепет может вызывать этот Янар?

Знай Янар о мыслях мальчишки, он бы удивился, насколько они совпадают с его собственными. Он сам до сих пор не мог поверить, что все-таки стал священником. Все его детские воспоминания были заполнены наставниками (поразительно похожими на представления пацаненка) и жрецами при храме в городе, которые поголовно отличались тучностью, заносчивостью и жадностью. В детском сознании Янара они разделились на две своеобразные касты – настоящих жрецов и ненастоящих. И по сей день мужчина, очевидно отличающийся от обеих категорий, подвергал сомнению тот факт, что тоже принадлежит к их племени. Впрочем, времени на попадание в одну из каст у него еще было полно, и сейчас он, не задумываясь о столь отдаленных перспективах, вел разговор с хозяином избы.

– Старое разжечь или новые появились? Село-то у вас, я погляжу, большое.

– И те и те есть, пан Янар. У Рыники сын женился, новую хату построили, на том конце деревни. А вот у Мирослава, упокой Госпожа его грешную душу, невестка-дуреха очаг залить умудрилась. Или вот еще, Броня, вдова Язика – за огнем не уследила, все в избе потухло. А еще…

– Я понял, понял, – перебил хозяина Янар. – Вы мне завтра покажите, кому помощь нужна, а дальше я сам.

– Конечно, конечно, – закивал мужчина.

Он хотел еще что-то сказать, однако жрец так сладко зевнул, что сразу стало понятно: говори не говори, все равно не запомнит – спит на ходу. Что и не удивительно, час-то уже поздний, давно всем спать пора.

Янар, действительно уже едва сидящий на лавке, отстраненно наблюдал за суетой в избе. Все приготовления проносились мимо его сознания, и только оказавшись возле постели он слегка пришел в себя. Снова поблагодарив хозяев, мужчина быстро разделся и нырнул под одеяло. Сон одолел его мгновенно.

Утром, после весьма обильного завтрака (Янару повезло остановиться в доме зажиточной семьи) молодой жрец с неохотой приступил к своим обязанностям. Первым делом, он попросил отвести его к новому дому, где еще ни разу не был зажжен очаг. Хозяином оказался молодой мужчина, кузнец, а рядом все время крутилась его жена – белобрысая девчонка с небольшим, но очевидным животом. Янар рассеянно подумал, что появился в этой деревне очень вовремя: молодые супруги к рождению ребенка будут жить в собственном доме. Перед глазами мужчины промелькнуло яркое воспоминание из собственного детства – небольшая хата, буквально забитая людьми. У самого Янара было шесть братьев и сестер, а в доме еще проживали две его тетки и старая бабка. К счастью, дар его обнаружили весьма рано, и нищая жизнь так и осталась старым детским воспоминанием.

Полной грудью вдохнув свежий дух деревянного дома, еще не обжитого людьми, Янар нашел глазами главный очаг, и, сделав несколько широких шагов, опустился возле него на колени. Поправив бревна, заботливо уложенные кузнецом, молодой жрец сосредоточился, очищая разум, и начал свою молитву.

Это был самый первый, подготовительный этап. Следовало «научить» очаг принимать пламя. Прочитав короткую молитву, Янар почувствовал, как кожу под татуировками коротко обожгло, и понял, что в очередной раз все получилось. Да и не могло быть иначе – подготовка места к принятию огня было первым, что учили юные послушники ордена. Если, конечно, исключить утверждение о том, что они особенные, отмеченные богом.

Второй этап был намного сложнее, но и он не представлял для хоть сколько-нибудь опытного священника проблемы. Заставить гореть то, что может гореть – это может любой отмеченный богом. На самом деле, именно так и находят в большинстве случаев будущих жрецов. Ведь ребенку так сложно удержаться от того, чтобы самостоятельно проверить верность утверждения старших о невозможности вызывать огонь…

На сей раз молитва заняла гораздо больше времени. Несколько раз Янар сбивался и начинал сначала, этим утром его концентрация оставляла желать лучшего. Но вера его была крепка, и в конце концов веселые язычки пламени заплясали на старательно уложенных бревнах. Тяжело вздохнув, Янар смахнул пот с лица и приступил к третьему, самому сложному этапу.

Поднявшись с колен, жрец протянул руку к очагу в покровительственном жесте. «Вы – благодетели, – вспомнились ему слова наставника. – Вы олицетворение бога, проводники его воли. Только благодаря вам в этом мире остается надежда и память о том, что наш бог жив, хоть и заточен в ледяном дворце Мары. Так будьте же достойны сего гордого предназначения!»

– Да пребудет здесь мое благословение! – сказал Янар, и начал читать молитву.

Заученные давным-давно слова лились сплошным потоком, не задерживаясь, на языке, не успевая обрести смысл. Вдохи и выдохи делались в определенных местах, интонация строго следовала определенному порядку. В таком важном деле как благословение очень важна ритуальность. И хоть на самом деле Янар мог произносить какие угодно слова и делать совершенно любые жесты, усвоенный в ордене порядок был лучшим для достижения цели. Именно он позволял достичь того странного состояния, того транса, как говорили жрецы Ниневии, в котором отмеченные богом способны на краткое мгновение стать его подобием. Молитва все лилась и лилась, постепенно подходя к своей самой высокой ноте, к своему завершению. Янар, по природе своей человек мнительный и сомневающийся, твердо верил в одно – бог его жив. А потому с последними словами молебна мужчина всей своей душой почувствовал, как на очаг снисходит благословение.

Не в силах более удержаться на ногах, Янар опустился на колени и подул на горящие огнем руки. Он знал, что жар этот исходит не снаружи, а изнутри, и так просто его не уймешь, но это все же принесло небольшое облегчение. Руки – проводники силы жрецов, и лишь сила веры определяет, сколь большая область кожи будет проводником стихии. Именно эту область и отмечают татуировки. У самого Янара, как и у большинства обычных священников, символы принадлежности к ордену опоясывали запястья. У некоторых людей, чья вера была очень и очень сильна, татуировки располагались у локтя, но однажды Янар лично говорил со жрецом, у которого знак ордена был нанесен на плечи. Парень содрогнулся, представив, какую боль жрец должен ощущать, когда накладывает благословение, ведь сам Янар не всегда в силах сдержать стон от охватывающего его запястья жгучего огня.

Отдышавшись и подождав, пока боль стихнет, Янар поднялся на ноги и пошел к выходу из дома. Перед дверью он придал своему лицу соответственное торжественное выражение и вышел на крыльцо. Казалось, его выхода ожидает вся деревня. Ну, половина так уж точно. Легко улыбнувшись, жрец кивнул кузнецу и провозгласил:

– В этом доме огонь!

Традиционная фраза вызывала среди собравшихся жителей деревни бурную радость, люди захлопали, закричали и засвистели. Царящий вокруг гам и переполох целебным бальзамом пролились на душу уставшего жреца. С новыми силами, воспрянувший Янар поспешил к следующему дому, где требовалось благословение. Конечно, разжечь новый очаг – это самое трудное, но и благословить старый дело не легкое. С удивлением заметив, что полдень давно уж миновал, Янар понял, что сегодня из Заячьих холмов он убраться уже не успеет. Ну и ладно, в приютившей его семье слишком хорошо кормят, чтобы переживать из-за таких пустяков.

На следующее утро, со слегка больной головой (крестьяне вчера устроили праздник) Янар снова пустился в путь. От местных он узнал, что совсем рядом находится летняя резиденция местного графа, и решил зайти туда. За не такое уж и больше время, что Янар странствовал по землям графств в роли жреца, он уже успел понять, что чем выше социальное положение людей, нуждающихся в его умениях, тем большими будут и дары. Вот, к примеру, чем его одарили давешние крестьяне? Еда, еда и еще раз еда. Справедливости ради стоит заметить, что кузнец преподнес ему замечательный кинжал, который Янар собирался продать в первом же попавшемся на пути городе – зачем ему кинжал? Ему и своего старого ножа хватает с лихвой…

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 >>
Новинки
Свернуть
Популярные книги
Свернуть