А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я Ё
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Выберите необходимое действие:
Меню
Свернуть
Скачать книгу Пепел прошлого

Пепел прошлого

Язык: Русский
Год издания: 2021 год
1 2 3 4 5 >>

Читать онлайн «Пепел прошлого»

      Пепел прошлого
Валентина Юрьевна Баева

Контролируем ли мы свою судьбу, когда за нас всю жизнь решают? Когда не знаем своего прошлого, а будущее не предвещает ничего хорошего? Аля – героиня, на чьи плечи упали события, непосильные ей. Сломленная, собирающая себя по кусочкам в таком юном возрасте. Она борется сама с собой, переступая свои страхи. Замкнутая тигрица в собственном теле. Как позволить отбросить все и довериться опасному мужчине? Содержит нецензурную брань.

Валентина Баева

Пепел прошлого

Глава 1

Детство для меня это черные пятна, которые вселяли тот липкий страх, который ни я, ни специалисты не могли объяснить. Говорили, что избавится от этого можно лишь вспомнив…а пока работа только с настоящим, которая плоды дает не такие уж и радостные…когда отец пытался со мной разговаривать, то больше злился и уходил, так ничего не добившись. А меня просто парализовало и от этого страха становилось ужаснее. С мамой было проще, ее добрые карие глаза и нежные руки успокаивали, но я уже тогда понимала, что со мной что то не так. В зеркале я видела себя обычной и невзрачной, на что сестра усмехалась, говоря: «Аль, ну ты чё, смотри какая кукла…»

А я восхищалась ею, считая ее слова утешением. Мой мышиный цвет волос в сочетании с белой кожей и голубыми глазами, больше напоминали мне грызуна такую же серую и испуганную.

В семью я попала, когда мне было семь. Мои родители не могли иметь детей после того как родили сына, что их печалило, в особенности маму. Она мечтала о большой семье, и реализовали свою мечту с помощью нас.

У меня был старший брат Иван, родной сын, которым отец гордился. Когда я появилась, ему уже было шестнадцать. Вылитый отец, не по-детски взрослые черты, серьезный голубоглазый взгляд и всегда короткие черные волосы под ёжик.

С братом всегда были тяжёлые отношения, не понимаю почему, но общаться изначально было тяжело, немногословные диалоги и страх внутри не позволяло большего.

А вот Юля стала изначально сестрой и подругой в одном лице, хоть и разделял нас барьер возраста в пять лет. Но когда я появилась в семье, она со мной нянчилась. Через пару лет за ней стали ухаживать парни, что не удивительно с ее внешностью. Высокая, с гордой осанкой, с девичьими прелестями, чем не обделила ее природа. Шелковые каштановые волосы до лопаток, карие глаза, обрамлённые пушистыми ресницами не мог оставить парней равнодушными к ней. Задорное личико с немного курносым носиком и тонкими губками, она была похожа на принцессу Жасмин.

Но после меня больше так никого и не усыновили, так как у отца пошатнулось здоровье.

Хоть Ваня был им родным, нас они любили не меньше, все наравне.

Мама умерла, когда мне было двенадцать и тогда все изменилось. Брат, уехавший в Англию учится, что бы вернувшись занять место в бизнесе отца, вернулся, а сестра закрылась от меня, все чаще убегая на свидания…

Глава 2

С отцом так и не смогла нормально общаться, да и что я могла понимать в свои двенадцать. После ухода матери специалисты настояли на обучение на дому. Тогда я стояла за дверью, а психолог, Степан Витальевич, объяснял отцу:

– …Сергей Максимович, поймите, после такой трагедии нужно спустить ситуацию. Ее паника и страх после случившегося нужно сейчас купировать.

– И что вы предлагаете? Закрыть ее от мира и пусть шугается меня по углам?!

– Пройдет время и ваша дочь вернется в школу, сейчас нужен отдых психике…пусть учится на дому.

Я не хотела подслушивать, но и уши деть никуда не могла. После продолжительной тишины я хотела постучать, как услышала сердитые и суровые слова отца:

– Тогда научите ее не бояться семьи, за такие деньги, что я вам плачу, можно было маньяка в одуванчик превратить…

– Ну, вы же знаете, Аля, девочка испуганная из-за…

– Два года вы мне говорите о страхах, испугах и всякой дребедени в ее голове и результат я не наблюдаю! Даю вам месяц!

Послышались быстрые шаги и резко распахнувшиеся двери показали отца. Его сердитый взгляд, устремившийся ко мне, вызвал оцепенение внутри. Миг и что-то неуловимое проскользнуло в его серо-голубых глазах, после чего он расправил и без того широкие плечи, и направился ко мне, сидящей на кожаном диване.

Холодящий трепет появлялся всегда при виде отца, что заставлял паниковать. Присев на корточки передо мной его морщины разгладились на лбу, а в глазах появилось тепло и чуть приглушённо, еле слышно сказал:

– Пора ехать.

Смотрит на меня как на умалишённую, с долькой отчаянья. А я такой себя не считала, училась хорошо, учителя хвалили, книги люблю. Посмотрела за плечо отцу на низкого и лысеющего Степана Витальевича, и кивнула.

Пока шли к машине, все думала о их разговоре, пытаюсь анализировать сказанное. Сколько сеансов, сколько разговоров и толком не понимаю, почему так? Что со мной не так? Почему не могу контролировать то, что со мной происходит, когда общаюсь со многими людьми? Что за барьер? Что за чувства нахлынущевые  холодной волной туманят разум? Как все сломать, как стать такой, какой хочет видеть меня отец и мама хотела…мама…

Прошло три месяца, как ее нет, а боль не утихает, паника волной накрывает от мыслей о ней.… Помню день похорон, много людей. Я тогда в угол забилась и смотрела, как люди прощались с ней. Отец был мрачным, но слез не было, ходил весь сдержанный в своих мыслях.  А вот сестра плакала, вешалась почти на каждого пришедшего со слезами. Она девочка ранимая и не скрывающая никогда своих эмоций.

В тот день приехал Иван, за три года его отсутствия он изменился. Стал крупнее в плечах, почти как отец. Высокий, со смуглой кожей. Взрослые черты из детства только приобрели огранку, стал мужественен. Черный костюм с черной шелковой рубашкой только подчеркивал ту суровость и печаль события.

Когда увидел меня подпирающую угол, лишь кивнул, смотря в глаза, но не подошёл, стал ещё более на папу похож.

Когда подошли к машине, я остановилась и решила, что пора что-то делать. Только что? Отец заметил мою заминку и обернулся. Вздернул бровь в немом вопросе, а меня тревога накрыла, во рту сухо стало, смотрю в серые глаза и решилась.

Руку подняла и махнула, чтобы отец подошёл, а у самой ком в горле, не дышу, смотрю, как папа подходит и ждёт. Молчит, знает что боюсь, страх на лице всегда меня выдает. Шаг вперёд, не дышу, отец напрягся. Встаю на носочки, рост мой маленький, а вот папа высокий и статный, я как комарик, жду. Папа понял, наклонился, в глазах недоумение, шепчу из-за кома в горле:

– Не надо Степана Витальевича, он не сможет помочь, я знаю.

Отец выпрямился, смотрит, о чем то думает. А я лишь знаю, что это так, сколько лет, сеансов, а топчемся на одном месте. Даже мне понятно, что с ним ничего не изменится.

Глава 3

Сергей Максимович

Как же бесят меня эти специальсты-мозгоправы, только деньги тянут.

Выйдя из кабинета злым, вижу малышку свою. Знаю, что все слышала. Ну это ничего! Что понимает она в свои двенадцать?! Сидит мышонок, вся в себе как всегда. Глаза большие, как океан бездонные, боится, а чего понять бы. Только Верочка, жена моя, да Юля испуг у нее не вызывали. Да только не стало одной, а другая вся в парней ушла. Сколько ее не пугал, сколько не объяснял, чтоб ноги свои вместе держала, да только в одно в ухо влетает, в другом вылетает, не задерживается. Что теперь с Алей делать, ума не дам. Месяц этому шкуродёру и точка.

Подхожу, сажусь возле нее, а она вся белеет, сердце сжимается. Что мне с тобой делать, девочка, как достучаться?

– Пора ехать.

Жду, смотрит, о чем-то думает, кивнула. Вышли на улицу, зябко, осень взяла свои борозды. Небо серое, ветер листву гоняет. Смотрю назад, не пойму. Стоит девочка и на меня смотрит, брови домиком, губки полненькие трясутся. Чего хочет, спрашивается? Ручку свою подняла, махнула. Долго не думаю, подошёл почти в платную. Боится. Маленькая ещё совсем, росточек до груди моей, а ветер с волосами серыми как сталь играет, красиво.

Шажок ко мне делает, я вдохнул, не дышу, наклонился и слышу ее еле-еле.

– Не надо Степана Витальевича, он не сможет помочь, я знаю.

Как редко слышу свою доченьку, голос нежный, бархат. Юляшка звонкая как колокольчик, а она как ангел.

– Хорошо,– тихонько ей говорю, чтобы не испугалась- Наймем другого, в столице их много, должен кто-то да разрешить нашу проблему.

Опустилась с носочек и машет из стороны в сторону, отказывается. Смотрю на полные губки, шевелятся, но не слышно ничего. Наклонился сильнее, может разрушится барьер, если скажет чего хочет.

– Есть доктор в другом городе, более компетентный, мама хотела нас с ним связать,…не успела.

Смотрю в испуганные глаза, вся дрожит, напряжена, тяжело видимо даётся.

– Хорошо, дома покажешь.

Выдохнула, меня оббежала и назад в машину запрыгнула, как маленькая лань. Настроение поднялось, что редко случается в последнее время. Сажусь за руль, обернулся. Сидит дочка, пристегнулась, в мое сиденье смотрит, снова в себе.

Много раз видел, как она в себя уходит во время разговора с женой. Верочка тогда рядом садится и гладит ее. Меня это злило. Нет, не ситуация, а та беспомощность, как помочь, как вытянуть ее оттуда.… Слабым не привык себя чувствовать.

Не хватает в такие моменты жены. Помню, как родила мне сына, счастье в ее глаз никогда не забуду. Но длилось оно не долго, знал, что детей много хочет, а я не против. Да только осложнения после родов, поставили бесплодие. Лечились, пытались. Я смерился, сын все-таки есть, здоровый, что ещё нужно? Но Вера непреклонна, долго уговаривала усыновить.

Говорит «Дочку хочу». Плакала, а сын то уже большой. Тогда удочерили Юлю, ей тогда четыре уже было. Жена святилась и про детей молчала. Правда, не долго. Но и уговаривала дольше, год за годом. А у меня в бизнесе проблемы, давят, сломать хотят, подмять. Со временем все равно уговорила.

Когда пришли в приют, директор папки с детьми открывала. Улыбалась, детей нахваливала. Решили подумать еще и ушли. Дома выбрали, мальчика, три года, глаза карие, волосы черные, спокойный и разговорчивый. Но когда вернулись в приют, я увидел ее.

Маленькая, в угол забилась, голову в коленки уперла, но не плачет, волосы по бокам висят, серебром переливаются. Показал Верочке, та подошла, присела и позвала девочку.

После сомнений не было. Хочу ее в дочки! Личико белое, светится, глаза большие, голубые, как бескрайнее небо, губы пышные, носик маленький. Как необычная кукла на прилавке, уникальная. Смотрит на жену с тревогой, молчит.

В папках ее нет, запомнил бы. Пошел к директрисе, выяснить почему девочки нет, может уже удочеряют. Надо успеть опередить, кому надо денег дать. Директор встретила с улыбкой, в глаза заглядывает, чуть бы лужицей не ложится. Усмехнулся, привычно, да только жену люблю.

Тогда выяснил, почему девочки нет. Темная история. Ее уже хотели в специальное учреждение направить. Девочку нашли на окраине города в отрешенном состоянии. В милиции по базе проверяли, но толку нет, а девочка молчит, и слова не говорит. Тогда оформили временное опекунство, прошли все необходимые процедуры и удочерили.

Так и забрал ангела, да только боялась она меня, от сына шарахалась. А вот с Юлей- колокольчиком подружилась. Сама молчит, но ее слушает, в игрушки играет. Вера вокруг крутится, та ей улыбается, сердце щемит от такой картины.
1 2 3 4 5 >>